Почему ЦБ и Орешкин так горячо спорят о роли потребкредитов в экономике

Рост потребкредитов стал причиной роста ВВП в начале года, оценил ЦБ. Расчеты вызвали критику Максима Орешкина: министр считает, что ситуация чревата возникновением пузыря

Почему ЦБ и Орешкин так горячо спорят о роли потребкредитов в экономике

Уже в прошлом году было очевидно, что население перекредитовано, реальные доходы падают во многом из-за роста платежей по кредитам и это ограничивает внутренний спрос — и в этих условиях власти повысили налоги, еще больше ударив по потребительскому спросу, возмущается эксперт. Ситуация с розничными кредитами не драматична, спорит главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова: уровень просрочки в секторе по-прежнему около 5%, а в третьем квартале 2018 года он был около 6%.

Чем отличаются точки зрения ЦБ и МЭР

Без ускорения розничного кредитования рост был бы нулевым, это «медицинский факт», констатирует Орлова. В конце 2018 года годовые темпы роста розничного кредитного портфеля стабилизировались на уровне около 22%. А в первом квартале 2019 года ускорились до 24% — неожиданно с учетом ввода ЦБ рисковых надбавок в сентябре. Это ускорение и обеспечило 0,5% роста ВВП, говорит Орлова: при росте розничного кредитования на 22% год к году он был бы около нуля. Фактически ЦБ позволил кредитованию поддержать экономический рост, допустив накопление рисков на будущее, рассуждает она. Министр мог бы сказать регулятору «спасибо», и его претензия не очень понятна, резюмирует эксперт.

В интервью РБК Орешкин сказал, что «целый год пытался им [ЦБ] объяснить, что отсутствие ограничений по платежу к доходу ведет к тому, что реально надувается пузырь». Увеличение потребкредитов из-за ограничений по совокупному спросу вытесняет другие виды кредитования, отметил он. Председатель ЦБ Эльвира Набиуллина в ходе Петербургского экономического форума пояснила, что министр рассчитывает, ограничив потребительское кредитование, повысить интерес банков к кредитованию бизнеса, что приведет к росту инвестиций. Она назвала это иллюзией и указала, что для роста корпоративного кредитования нужно снизить риски в корпоративном секторе, чтобы банкам были ясны перспективы экономического роста. Сам Орешкин на ПМЭФ и вовсе допускал, что нынешняя ситуация с кредитами может привести к рецессии уже в 2021 году.

В заочной дискуссии ЦБ и Минэкономразвития нет взаимных противоречий, считает главный экономист РФПИ Дмитрий Полевой: оба в последнее время отмечают, что необеспеченное потребкредитование помимо поддержки спроса будет нести среднесрочные риски для финансовой системы и экономики, если так и будет расти оторванными от динамики зарплат и доходов темпами. Изменить этот дисбаланс могут не только меры ЦБ, но и ускорение роста зарплат и доходов, невозможное без инвестиций, говорит эксперт. Это требует роста корпоративного кредитования, желательно за счет перераспределения средств из розничного сегмента в корпоративный, что станет возможно по мере снижения внешних рисков, обещанного ЦБ снижения ключевой ставки, крепкого рубля и реализации национальных проектов. «Ответственность есть и на уровне ЦБ, и на уровне правительства», — резюмирует эксперт.

Представитель ЦБ сказал РБК, что рост потребкредитов — значимый, но не основной фактор для ВВП. «В целом проблема низких темпов роста российской экономики носит структурный характер, и меры ДКП или макропруденциальной политики не могут и не должны быть использованы для ее решения. Структурные проблемы требуют проведения структурных реформ, улучшения бизнес-климата, повышения предсказуемости условий ведения бизнеса, улучшения качества государственного управления», — сказал он.

МЭР в последнее время разрабатывало много мер по улучшению делового климата. Но министерство не может повлиять на отношения силовиков и бизнеса, признал Орешкин в разговоре с РБК, — это находится за пределами его полномочий.

Что стоит за чередой публичных конфликтов с участием Орешкина

Глава МЭР, которого еще в 2017 году Bloomberg называл фаворитом президента Владимира Путина, не впервые становится участником таких публичных конфликтов. Например, в марте спикер Госдумы Вячеслав Володин прервал правительственный час министра, заявив, что Орешкин не подготовился к выступлению (новый правительственный час так и не состоялся). А глава думского комитета по бюджету и налогам Андрей Макаров в июне упрекнул министра в том, что тот не сразу выразил поддержку американскому инвестору Майклу Калви, которого арестовали по делу о мошенничестве. Глава МЭР заявлял, что его не любят в правительстве, потому что он разрушает «этот комфортный режим, в котором существуют другие».

Но мнение Орешкина о потребкредитах на прямой линии повторил Путин: ЦБ «должен обратить на это (темпы выдачи потребкредитов. — РБК) внимание, потому что нам не нужно в экономике надувать этих пузырей».

Взаимная критика между экономическими ведомствами «позволялась всегда, даже во времена Касьянова и Фрадкова», отметил политолог Михаил Виноградов. «Орешкину необходимо позиционироваться, поскольку на фоне Минфина или ЦБ полномочия Минэкономразвития все же выглядят более размыто», — считает Виноградов. Министр в числе прочих стремится «занять нишу неполитического правдоруба, претендующего на рассказ «как на самом деле», при этом без демонстрации особой гражданской позиции, просто барометра», заключил политолог.

Полемика Минэкономразвития и ЦБ вряд ли приведет к кадровым изменениям, полагает глава аналитической фирмы R.Politik Татьяна Становая. «Думаю, что все будут оставаться на своих местах. Путин, вероятно, доволен работой Максима Орешкина: он может иронизировать в общении с ним, но это не больше чем манера общения, — рассуждает Становая. — А ЦБ в глазах президента — гарант стабильности, эффективный орган, который прошел кризис и сдерживает инфляцию. Поэтому ЦБ также ничего не угрожает».

Источник: rbc.ru

Добавить комментарий

*

пять + 1 =